Статьи

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Заповедные гари Байкала. Автор: Наталья Шабурова

Заповедные гари Байкала

Заповедные гари Байкала

Летне-осенний сезон 2015 г. войдет в историю огромными масштабами пожаров возле Байкала, уничтожавших леса и животный мир в течение трех месяцев. Эта беда не обошла стороной и особо охраняемые природные территории (ООПТ). По официальным данным в «Заповедном Прибайкалье» сгорело 16 тыс. га, но на самом деле картина гораздо трагичнее...

Лесные пожары – это природное бедствие, которое всегда было и, к сожалению, будет независимо от того есть люди на этой планете или нет. Природа с помощью сухих гроз всегда четко регулировала процессы обновления и воспроизводства.

Но именно по вине людей возникает большинство возгораний, а при их бездействии они приобретают катастрофические масштабы, губительные для природы.

На территории «Заповедного Прибайкалья» (ЗП) – структуры, объединившей в 2014 г. Байкало-Ленский заповедник (Б-ЛГЗ) и Прибайкальский национальный парк(ПНП), – в конце второй декады июля 2015 г. возникло несколько пожарных очагов.


  1. Снимок байкальской природной территории из космоса 21 июля 2015 г. (сайт EOStation/ Sputnik.irk.ru). Белыми стрелками указаны очаги пожаров на территории ЗП.

В верховьях реки Большой Анай (Байкало-Ленский заповедник), произошло возгорание от сухой грозы. На спутниковых снимках 21-го июля этот пожар был уже виден. Надо сказать, что возгорание произошло в труднодоступном месте, но такова уж территория Байкало-Ленского заповедника: непроходимая тайга и высокий барьер Байкальского хребта, отделяющий Лену и Киренгу с их притоками от Байкала. Но пожары были во все времена почти тридцатилетнего существования заповедника, и всегда инспектора, даже при отсутствии техники, добирались до этих труднодоступных мест и спасали заповедные леса, а значит и всех их обитателей…

За последние несколько лет при многомиллионном дополнительном финансировании Б-ЛГЗ и ПНП был накоплен большой технический потенциал. На сегодняшний день в «Заповедном Прибайкалье» имеется специализированная противопожарная техника, трактора, квадроциклы, катера и даже аэролодки, способные по речным артериям добраться до самых гольцов Байкальского хребта. В 2013-14 гг. подрядчиками была расчищена старая геологическая дорога, соединяющая Байкал с пос. Чанчур, специально с целью контроля территории заповедника, а также, для быстрой доставки инспекторов к местам возгораний в этом районе. Эта дорога как раз и проходила в районе реки Большой Анай, поблизости от места возгорания.

Главное, от чего зависит успешное тушение пожара, это ранее его обнаружение и быстрое реагирование. При четкой организации всех работ со стороны руководства. Очень важно локализовать очаг возгорания, а далее проводить окарауливание, чтобы не дать огню разойтись во все стороны. Инспектора, подолгу работающие в заповеднике, становятся отлаженной командой, умеющей справляться с пожарами, но только если огненная стихия не успеет превратится в неуправляемую стихию.

А возгорание, начавшееся в заповеднике 21-го июля, постепенно набирало обороты. Инспекторов не спешили отправлять на место пожара, видимо надеясь, на дожди. Но природа решила проучить людей за безответственность.

Когда инспекторов наконец отправили, то выбрали почему-то не самый короткий путь, когда на аэролодке (которая в экстренных случаях брала до 15 человек с грузом) из поселка Чанчур можно в течение 4-5 часов добраться практически до места пожара, а окружной. Из посёлка Анга их повезли совсем в другую сторону от пожара – на Байкал. Везли тоже не быстро, с двухдневной остановкой для ожидания вертолёта в Заме. В результате люди добрались до места возгорания только через четыре дня, когда площадь пожара увеличилась уже в несколько раз. Так как инспектора заповедника люди опытные, они смогли всё же отбить пожар и предотвратить его продвижение вглубь тайги. Но сухая погода и сильный ветер сыграли злую шутку: пожар не пошел, а полетел в противоположную сторону – на Байкал! Огонь перекинулся через Байкальский хребет и стал спускаться к кордону на мысе Онхолой. Огненная стихия, пожрав на своём многокилометровом пути сотни гектаров тайги, набрала немалую силу, и подоспевшие на новый участок борьбы инспектора едва успели отстоять кордон заповедника, сделав встречный пал. Больше ничего людскими силами сделать было нельзя.

Единственное, что предпринимало руководство «Заповедного Прибайкалья» - отправляло людей в горящую тайгу и отчитывалось об этом московскому начальству. Но людей отправляли с опозданием, а ведь именно на начальном этапе, когда пожар низовой и незначительный, есть все шансы справиться с ним. Когда же огонь перешел в разряд верхового и стал неуправляемым, начали заключать договора с командами лесоавиоохраны разных областей нашей страны, с сотрудниками МЧС, привлекать волонтёров. Но только людскими силами, без серьёзной технической поддержки, совладать со стихией было уже невозможно. Кроме того, сказалась и слабая организация работы на местах. Брошенные на пожар люди кучками обитали где и как могли. Одни самоорганизовывались и делали всё, что умели, для спасения природы. Но вымотавшись и видя, что другим ничего не надо, просто опускали руки. По словам участников ликвидации пожара, сотрудники МЧС просто отказывались тушить лес, говоря, что их работа – предотвращать возгорания населённых пунктов и спасать людей.

Через полмесяца с начала возгораний на космоснимках видны уже десятки очагов пожаров. Спустя месяц пожары Байкальского и Приморского хребтов объединились, приняв катастрофические размеры и превратившись в стихию, неподвластную человеку.


  1. Снимок байкальской природной территории из космоса 24 августа 2015 г. (сайт EOStation/ Sputnik.irk.ru). Байкал практически не виден из-за дымовой завесы.


Огонь беспрепятственно двигался во всех направлениях. На запад от Байкала пожар ушёл на 70 км, достигнув пос. Чанчур! По Приморскому хребту огонь добрался практически до Курмы. Протяженность огненной полосы с юга на север составила более 100 км! Дымовая завеса окутала весь Байкал, сделав видимость нулевой и далеко за пределами пожаров.

3.На Байкале в августе 2015 г. все затянуто едким дымом.


Дожди проходили стороной, либо были столь незначительны, что, чуть успокоившись, стихия вскоре вновь набирала полную силу. Огонь беспрепятственно пожирал особо охраняемую природу Байкала. Сотни людей, брошенных на борьбу с ним, обитали в дыму возле каких либо населенных пунктов (Онгурены, Кочериково), ожидая руководства и дальнейших действий.


4.Участок западного побережья Байкала от мыса Зама до мыса Кочериково. Плотная дымовая завеса не пропускает солнечных лучей.

А руководство не спешило спасать заповедные леса. К примеру, Юрий Мясников – начальник территориального отдела ЗП по Ольхонскому району, где были самые сильные пожары, по словам инспекторов, длительное время не появлялся на вверенной ему территории и не руководил ликвидацией пожаров. Видимо у него была «важная работа» на Малом море в урочище Сурхайты. Ведь там тоже горели склоны Приморского хребта, и огонь подбирался к турбазам, на одной из которых Мясников часто бывает. Но только местность Сурхайты, где в течение всего лета хранилась техника «Заповедного Прибайкалья», не имеет никакого отношения к этой природоохранной организации. На своём рабочем участке Мясников появился, когда дело «запахло керосином»: в Иркутск прибыл глава МЧС В.А. Пучков. Дальше Мясников «тусовался» в основном с МЧС-цами, с ними же успел засветиться и перед телевизионными камерами.

5.Техника «Заповедного Прибайкалья» стоит на мысе Сурхайты (мыс Ядыртуй) недалеко от свежих пожарищ.

Огненную стихию укротила сама природа. В сентябре, после продолжительных дождей огонь сдал позиции, но затем продолжил постепенно пожирать лесные массивы вплоть до середины октября. На фотоснимке из космоса 13-го октября, виден дым всё продолжающегося пожара, где горят новые участки заповедника.

Даже в конце октября продолжала гореть кромка пожара в районе реки Хейрем (ЗП), при этом поблизости не было ни одного инспектора. Тушить эту кромку приходилось специалисту отдела экопросвещения Виктору Степаненко, который был отправлен на территорию охранять кордон на м. Онхолой…


6.Снимок байкальской природной территории из космоса 13 октября 2015 г. (сайт EOStation / Sputnik.irk.ru). Виден дым всё продолжающегося пожара, где горят новые участки заповедника.


Это бедствие стало самым масштабным и разрушительным для Байкало-Ленского заповедника за всё время его существования. Сгорели уникальные первозданные природные участки с вековыми лесами из кедра, пихты и ели, зарослями кедрового стланика и горными лишайниковыми тундрами. Погибло всё живое, что обитало и плодилось в этих заповедных местах…. В это роковое лето горели все три участка заповедника: «Верхне-Ленский», «Берег бурых медведей», «Киренский». Общая площадь пожаров составила около 150 тыс. га заповедной территории вокруг рек Большой и Малый Анай, Эльмекта, Харюзовка, Миевка, Хейрем, Хамой, Панкуча, Алиллей, Чанчур… Это поистине невосполнимый ущерб для нескольких поколений, поскольку в первозданном виде прежние леса могут не восстановиться вовсе, а полноценная тайга возродится здесь только через несколько сотен лет.

7.Снимок байкальской природной территории из космоса 12 сентября 2015 г. (сайт EOStation / Sputnik.irk.ru). Хорошая погода и безоблачность позволяют увидеть масштабы сгоревшей тайги в Байкальском регионе этим летом. Темно коричневые пятна – следы свежих пожаров.


При облете территории «ЗП» 15-16 сентября видно, как продолжают гореть леса Прибайкальского национального парка. Огонь подбирается прямо к посту, расположенному перед мысом Тонкий в районе Малого Моря. Только не заметно, чтобы кто-то принимал участие в тушении пожара.

8.Лес горит в 50 м от поста ПНП (ЗП) на Маломорском побережье (15 сентября 2015 г).


В это время неподалёку, в районе мыса Зама, в прекрасно оборудованном лагере МЧС весь личный состав находится на построении.


9.Лагерь МЧС на побережье мыса Зама. Построение личного состава (15 сентября 2015 г).

Огонь совсем рядом пожирает тайгу и вновь подходит к населённому пункту Онгурены. МЧС с поразительной стойкостью в полной готовности ожидает, когда настанет их час и загорится поселок.


10.В районе мыса Зама, тайга продолжает гореть (15 сентября 20115 г.)


11.Возле п. Онгурены в очередной раз разгорается пожар (15 сентября 20115 г.).

Из материалов облета видны катастрофические масштабы этого пожара. Теперь огромная часть территории некогда зелёного Байкало-Ленского заповедника представляет собой десятки километров обугленной тайги и земли. Огонь не пощадил ничего живого. Страшная картина.

Только понесет ли кто-нибудь наказание за это? Особо охраняемая природная территория, огромный участок уникальной экосистемы «жемчужины» России, народное достояние сгорело из-за халатности и неорганизованности руководства «Заповедного Прибайкалья», которое даже сейчас вряд ли имеет понятие о масштабах произошедшего бедствия. На совещании по лесопожарной обстановке 10-го сентября 2015 г. директор этой природоохранной организации Валентин Бороденко отчитался перед главой МЧС России Владимиром Пучковым такими словами: «В этом году в Иркутской области сложилась очень сложная ситуация с лесными пожарами. В настоящее время она стабилизирована. С начала пожароопасного сезона на ООПТ федерального значения возникло 53 очага. Общая выгоревшая площадь составила около 16 тыс. га. В зоне применения наземных сил и средств с начала сезона возникло 25 лесных пожаров на площади 400 га. В первые двое суток с момента возникновения было ликвидировано 76 % возгораний».

«По словам В.П. Бороденко, пожары были непростые, так как действовали вблизи населенных пунктов, таких как Листвянка и порт Байкал».

Но только крупные пожары в заповеднике уничтожили практически 150 тыс. га ценнейшей природы! Это ведь из космоса видно.

12.На космоснимке от 12.09.2015 г. на территории Байкало-Ленского заповедника видимые следы пожаров этого года обведены черным маркером.

В Прибайкальском национальном парке сгорели окрестности мыса Зундук, посёлков Зама, Онгурены, Кочериково, Большое Голоустное, бухты Песчаной и это далеко не весь список. В ПНП площади пожаров в сумме составляют около 50 тыс. га. При этом нигде не говорится про заказник федерального значения «Красный Яр», также входящий в состав «Заповедного Прибайкалья». Его площадь 49,1 тыс. га и он практически полностью сгорел, что тоже видно на совершенно объективных и беспристрастных космоснимках. Каковы же реальные масштабы пожаров особо охраняемой природной территории?

Конечно, не обращая внимания на реальную картину уничтоженной тайги, руководство «ЗП» может говорить, что угодно. Но при первых проверках прокуратура назвала действия руководства «Заповедного Прибайкалья» по части тушения лесных пожаров неадекватными в сложившейся обстановке. Это верное выражение. А что же дальше? Из-за неадекватности произошла экологическая катастрофа…

Жаль, что некоторые чиновники из МПР здравым смыслом по отношению к пожарам считают – отказ от их тушения… Вот выдержка из доклада, представленного на совещании директоров (сентябрь 2015, Владивосток) заместителем директора Департамента государственной политики и регулирования в сфере охраны окружающей среды Минприроды РФ Всеволодом Степаницким: «… А сама стратегия и тактика тушения лесных пожаров на отдаленных труднодоступных участках горнотаёжных заповедников и парков? Мы что – единственная страна мира, располагающая бореальными лесами? Но на подобных участках нацпарков Канады и Аляски пожары как правило не тушат, неужели тамошние спецы глупее нас? Там экономят ресурсы, там берегут людей, а мы знай бросаем Бе-200 на Баргузинский заповедник, увязая в чудовищной кредиторке, беспокоясь не о здравом смысле, а о том, что бы к нам претензий никто не предъявлял. Совершенно необходимо безотлагательно закрепить в лесном законодательстве возможность принятия природоохранными органами решений об отказе от тушения лесных пожаровна крупных труднодоступных участках заповедников и парков (да и вообще в защитных лесах) в конкретных определенных случаях..».

Но прежде чем предлагать такое посмотрите на последствия заповедного пожара! На огромные участки уничтоженной тайги труднодоступной и не труднодоступной территории! Уничтожен не только заповедный лес, но и миллионы его жителей, начиная от насекомых, птиц, мелких грызунов и заканчивая оленями и медведями. Черный саван лег на горы Прибайкалья…

13.Огромный очаг пожара Байкальского хребта на территории Байкало-Ленского заповедника. Коричневые деревья - не осенний окрас, а опаленные огнем уже мертвые леса.


14. Десятки километров выжженной территории Байкало-Ленского заповедника, где погибло все живое.

15.Сгоревшая территория Байкальского хребта в окрестностях р. Эльмекта.


16.Зеленые склоны Байкальского хребта в Байкало-Ленском заповеднике после пожара превратились в обугленные сопки


17. Окрестности р. Большой Анай выжжены дотла.


18.Выгоревшие сопки Приморского хребта. Наличие дорог не спасло их от огня.


Давайте посчитаем ущерб от этого масштабного бедствия. Сколько уничтожено уникальных природных комплексов сколько тысяч экземпляров «краснокнижных», эндемичных, реликтовых видов сгорело, насколько обеднел видовой состав участка Мирового Природного Наследия? Каковы отдаленные последствия для байкальской экосистемы?

При этом на ликвидацию пожаров уходят огромные деньги. Получается, что миллионы потрачены, а особо охраняемую территорию «Заповедного Прибайкалья» не спасли. Только тогда слово «заповедное» из названия придётся убрать. Разве это заповедность – чёрная земля и обугленные кости некогда заповедных жителей? Когда теперь восстановится здесь «биоразнообразие», которое призваны сохранять ООПТ? Да и восстановится ли? При такой политике и таком отношении руководства, мы вскоре потеряем и всё остальное!

Информация о пожарах не очень интересует чиновников. Всем поскорее хочется забыть тот ужас, что творился на Байкале летом 2015 г. Снег прикрыл страшные черные пепелища, воздух стал чище, вода плещется, все вроде бы в полном порядке. Но придет весна и откроет страшные раны, на которые больно смотреть, понимая, что творилось с природой…

Жаль, что когда пригреет весеннее солнышко, всё начнется вновь, пожары повторятся, возможно и усилятся. Что останется через несколько лет от Байкала, который мы называем «жемчужиной», от уникальной природы его заповедных территорий, если они вот так горят и никто не несет ответственности?


Наталья Шабурова

бывший ведущий научный сотрудник

«Заповедного Прибайкалья»

Регион: Иркутская областьТематика статьи: Сохранение биоразнообразия

И снова дым коромыслом. Автор статьи и фотографии: Юлия Мамонтова

И снова дым коромысломТорфяные пожары как симптом состояния общества и власти

Более десятка торфяных пожаров было зарегистрировано на начало этой недели в Иркутской области. Все очаги действуют на юге региона – в окрестностях областного центра, а также Ангарска и Усолья-Сибирского. Точная площадь возгораний на данный момент не подсчитана. Но только вблизи поселка Железнодорожный Усольского района горит порядка двух тысяч квадратных метров торфяных залежей. Сил и средств МЧС, задействованных для борьбы со стихией, недостаточно. Поэтому к тушению пожаров, как и летом, снова приступили добровольцы отряда «15.08», которые призывают подключиться к работе всех неравнодушных жителей территорий, страдающих от задымления. Прокуратура требует от органов местного самоуправления, МЧС, министерства природных ресурсов и экологии Иркутской области принять срочные меры как для тушения торфяников, так и по включению мероприятий по профилактике и предупреждению ЧС, связанных с торфяными пожарами в областные и федеральные программы.

Пожароопасный сезон не закончен

Почти половину лета и весь сентябрь пожары в регионе не сдавали свои позиции. Полыхала байкальская тайга, дымились торфяные поля. Поскольку было трудно назвать борьбу с ними эффективной, к делу подключились добровольцы. В Иркутске они объединились вокруг отряда «15.08», который возник стихийно из числа неравнодушных людей и был назван по дате создания движения. Волонтеры приняли активное участие в тушении как лесных, так и торфяных пожаров.

В начале октября стало казаться, что стихия отступила до следующего года. Штаб отряда принялся за подготовку к новому пожароопасному сезону, начал высаживать лес на сгоревших площадях, стал заниматься и другими экологическими проблемами, например, по защите скальника Старая Крепость в Шелеховском районе.

И тут в середине октября Иркутск вновь затянуло едким дымом. Дождей, на которые огнеборцы возлагали большие надежды, не было и в окрестностях областного центра вновь загорелись торфяники. Волонтерам пришлось опять возвращаться в поля. Первые выезды состоялись в минувшие выходные в поселок Хомутово Иркутского района.

Утро 18 октября. Автобус с добровольцами отправляется из Иркутска на место пожара вблизи села Хомутово. Командир отряда Сергей Перевозников с частью отряда и участниками проекта «Подари планете жизнь» в этот день отправился высаживать деревья на места бывших пожарищ в районе Байкала. Мероприятие было запланировано давно, в общей сложности предстояло «подновить» тайгу семью тысячами саженцев. И на этот раз у нас за старшего представитель отрядного штаба Сергей Левченко. Полный тезка губернатора – профессиональный спасатель. Сам он живет в Хомутово и про местные торфяники знает больше других.

– Возгорания возникли после пала травы где-то две недели назад. Очагов, на общей площади более семи гектаров, с каждым днем становится все больше. Торфяной слой составляет порядка 60–70 сантиметров. Окружить эти очаги и окопать можно лишь с привлечением тяжелой техники. Глава поселения обещал технику найти, но пока, как видите, ее нет, – указывает на поле Сергей.

Из техники рядом с местами пожаров, что разгорелись на самой окраине поселка, недалеко от жилья, стоят две пожарные машины. Одна из них перекачивает из речки воду для тушения. Рядовые сотрудники МЧС помогают разобраться с пожарными рукавами. Но непосредственно в поле с этими рукавами (в просторечии – шлангами) и с лопатами сегодня работают только добровольцы – числом около десяти человек. Еще какие-то люди в форме удивляют волонтеров репликами: «Кто вам платит?», «Да зачем тушить, снег пойдет – все само потухнет».

– Тушить надо. Даже если пойдет снег – торф все равно будет под ним гореть, и на этом огромном поле живого места не останется. А насчет оплаты, поверьте, мы работаем бесплатно, не хотим задыхаться в дыму, – отвечают добровольцы, приводя собеседников в замешательство альтруизмом и знанием проблемы.

Торф тушить – не поле перейти

Надо сказать, что о правильной методике тушения торфа у нас парадоксальным образом именно волонтеры осведомлены подчас лучше сотрудников МЧС. В августе в Иркутск приезжали представители «Гринпис», специализирующиеся на борьбе с разными видами природных пожаров. Они встречались с добровольцами, общественниками, с Западно-Байкальским природоохранным прокурором, и рассказали о нехитрых, в общем-то, но эффективных способах ликвидации торфяных возгораний. Известны они были еще советским пожарным в 50-х годах прошлого века, но вследствие разных реформ и реорганизаций их утратили. Теперь эти уроки приходится учить заново. Суть в общих словах такова: помимо традиционно используемой заливки очага водой, место возгорания нужно тщательно перекапывать по краям и следить за температурным режимом почвы.

Иркутянин Максим Антипин в этих делах уже поднаторел, хотя к пожарному делу он никакого отношения не имеет. По профессии молодой человек – повар. Но в этом году Максим более десятка раз тушил торфяные пожары в составе добровольцев. В августе-сентябре работал на очагах возле Бурдаковки и Пивоварихи, и когда на днях Максим увидел по телевидению сюжет о том, что под Иркутском опять горят торфяники, то сам позвонил в штаб отряда «15.08» и предложил свою помощь.

– Горит наш родной край, наша родина. Я иркутянин, живу здесь, как могу остаться в стороне? Вот в Хакасии сгорела деревня, и столько людей осталось без крова. Здесь может также приключиться. Рядом дома. Надо бы и местным жителям понять это. Все лучше здесь работать, дело нужное делать, а не дома перед телевизором на диване лежать. Да и коллектив добровольцев – хороший, дружный.

Уникальность движения «15.08» заключается в том, что присоединиться к нему может любой. Среди добровольцев немало женщин. Работают они наравне с мужчинами. Труд нелегкий – нужно разбивать лопатами тяжелые кочки, проливать очаги. Однако никто не жалуется.

- Ксюша, ну куда ты такую глыбу поднимаешь? Тяжело, брось, – автор этих строк (на выезде, помимо корреспондентских обязанностей, исполняла вместе с иркутянкой Викторией Сидоренко функции повара) кричит девушке Ксении, борющейся с огромной дерновой кочкой.

– Нет, – твердо отвечает боец отряда «15.08» Ксения Банщикова. – Если не добью ее, то потом она может снова загореться.

Система дает сбой

Во всей этой ситуации с торфяными пожарами такое отношение к делу присуще, увы, мало кому из представителей власти. Например, на Голоустненском тракте, где по сводкам регионального ГУ МЧС действует не менее 10 очагов возгорания, по официальным данным на 19 октября было задействовано только четыре человека и одна единица специализированной пожарно-спасательной техники. А пожаров с каждым днем становится все больше. Только в Усольском районе вдоль федеральной трассы зафиксировано более 20 очагов горения, площадь каждого составляет не менее 100 кв. м. Как сообщает пресс-служба ГУ МЧС Иркутской области, там «…ежедневно проводится работа по ликвидации очагов силами и средствами 17-го отряда федеральной противопожарной службы по Иркутской области и региональной противопожарной службы». Но этих мер, очевидно, недостаточно, раз жители Усольского района уже начали обращаться в больницы из-за ухудшения самочувствия в связи с пожарами. Правда, списывать всю эту головную боль на одно только спасательное ведомство нельзя.

Система борьбы с торфяными пожарами долгое время пробуксовывает на всех стадиях, начиная с выявления очагов возгорания. Дело в том, что по критериям, с которыми работает МЧС, они не относятся к пожарам и, соответственно, министерство не рассматривает такие возгорания как чрезвычайную ситуацию.

Раньше, если и тлели где-то торфяники, то в основном беспокоили они жителей соседних поселений. Неравнодушные граждане звонили в разные инстанции, на место приезжали пожарные, заливали очаг и возвращались на базу, хотя, как говорилось выше, нужно тушить торф по специальной методике – тщательно и длительно. В прежние годы помогали дождь и снег. Однако 2014–2015 годы выдались на редкость засушливыми. Торфяники загорелись повсеместно и, фактически, одномоментно. В городах и селах чувствуется сильное задымление. Проблема вышла на новый уровень.

– Вместе с ГУ МЧС по Иркутской области весной этого года мы проработали такую схему, что администрации муниципалитетов будут извещать главное управление о фактах возгораний торфа и о ходе их локализации и ликвидации. До этого времени в Иркутской области вообще не аккумулировалась подобная информация. Органы местного самоуправления стали подавать сведения в МЧС, и они попали в ежесуточную сводку. Тогда-то мы и начали видеть более полную и своевременную картину торфяных возгораний. Появилась возможность оперативнее реагировать. Но, несмотря на то, что МЧС выезжает практически на каждый очаг, законом обязанность ликвидации ЧС, связанных с торфяными пожарами, возложена на органы местного самоуправления уровня поселений, – разъясняет Западно-Байкальский межрайонный природоохранный прокурор Алексей Калинин.

Кроме того, в ходе прокурорской проверки было выявлено, что в Прибайкалье отсутствует территориальная система наблюдения за состоянием окружающей среды. В соответствии с законом Иркутской области № 23 от 2008 года «Об отдельных вопросах охраны окружающей среды» на органы власти субъекта федерации возложены полномочия по формированию и обеспечению функционирования системы наблюдения. В ее составе запланированы, в том числе передвижные лаборатории, которые фиксируют на местах все продукты горения торфа, опасные для здоровья человека, а это в свою очередь позволяло бы видеть более полную и объективную картину, а в итоге, эффективнее бороться с возгораниями. Подобные системы созданы в других регионах, у нас же ее нет.

– Это очень большая проблема. Прокуратура вносила представление министру природных ресурсов и экологии Иркутской области, в котором было указано на необходимость принятия должных мер по созданию данной системы. Но до настоящего времени никаких существенных мер не принято. Тем не менее прокуратура планирует вновь вернуться к рассмотрению данного представления и к исполнению возложенных на министерство обязанностей об осуществлении мониторинга окружающей среды, – заверил Алексей Калинин.

Теперь что касается тушения. Здесь процесс регулируется несколькими законами: «О местном самоуправлении», «О пожарной безопасности» и «О чрезвычайной ситуации». Как говорилось выше, ответственность за выявление и тушение торфяных пожаров в муниципальных образованиях несут ОМС поселенческого уровня.

Но если стихия угрожает жизни, здоровью или имуществу людей, то обязано тушить горящие торфяники и МЧС. Кроме того, обязанность предотвращать пожары, проводить профилактическую работу, иметь необходимые силы и средства для ликвидации ЧС, координировать действия должны органы местного самоуправления и районного уровня. И, естественно, к работе нужно подключать добровольные пожарные дружины, которые, как показала практика, существуют лишь на бумаге.

Это же относится и к спецсредствам, которые должны быть в резервах на случай пожаров. Но в территориях на самом деле нет не только тяжелой техники, но и высоконапорных помп и пожарных рукавов. А ведь еще не помешали бы квадрокоптеры, позволяющие сделать качественную разведку местности, термощупы для измерения температуры почвы в местах пожаров и прочее. Да что там, лопат не хватает!

Прокуратура потребует от органов местного самоуправления, МЧС, министерства природных ресурсов и экологии Иркутской области принять срочные меры как для тушения торфяников, так и по включению мероприятий по профилактике и предупреждению ЧС, связанных с торфяными пожарами в областные и федеральные программы.

Пока же наибольшую инициативу в решении проблемы проявляют добровольцы.

– Ребята молодцы, справились с двумя очагами сегодня. Но нам нужно больше подключать местных жителей, налаживать взаимодействие с органами местной власти. Мы могли бы разделить торфяники на квадраты и, дружно взявшись за работу, перебороть стихию. Не только руководство поселений, но и районная власть должны решить вопрос выделения средств и привлечения техники. Думаю, что если взяться за это дело, то до начала ноября мы бы переломили ситуацию, – говорит доброволец Сергей Левченко.

Работу в Хомутово 18 октября ребята окончили около пяти часов вечера. Некоторые особо инициативные волонтеры хотели продолжить тушение, но темнело, а в таких условиях тушить торфяник опасно, можно провалиться в прогар под землю, где и идет сам пожар. Он уже погубил березы в соседней полосе, которые попадали рядами после того, как у них сгорели корни. Грязные, усталые, но довольные, что хоть немного помогли справиться со стихией, народные пожарные отправляются домой. Еще утром многие не были знакомы друг с другом, то сейчас – уже друзья. И этот коллектив единомышленников может стать больше.

Все, кто желает поучаствовать в движении «15.08», могут позвонить по телефону в Иркутске (83952) 550066 и записаться в добровольцы. Также можно сделать добровольное пожертвование.

Реквизиты для зачисления добровольного пожертвования:
Получатель: СВЕТЛАНА ВИКТОРОВНА И.
Номер карты: 6761 9600 0110 1734 66
Номер счета: 40817810718350157704
Байкальский банк Сбербанка России
Банк получателя: Иркутское отделение N8586 г.ИРКУТСК БИК:042520607 ИНН: 7707083893

Р.S.

Как сообщает пресс-служба губернатора и правительства Иркутской области, Сергей Левченко и первый заместитель главы региона – председатель областного правительства Александр Битаров провели совещание с начальником Главного управления МЧС России по Иркутской области Валентином Нелюбовым по мерам, предпринимаемым по тушению тлеющих торфяников на территориях Иркутского, Ангарского и Усольского районов. Стороны обсудили план первоочередных мер по тушению. Валентин Нелюбов сообщил, что готов выделить порядка 60 сотрудников МЧС и технику для работ по обводнению тлеющих торфяных залежей, в частности, насосные станции мощностью закачки воды порядка 100 литров в секунду. Губернатор гарантировал, что со стороны областного правительства будет оказана помощь в виде обеспечения техники дизельным топливом.

http://www.ogirk.ru/news/2015-10-23/60617.html